“Я видел, как рождается мой ребенок. Я видел чудо”. 3 рассказа отцов о совместных родах

Письмо 5

Здравствуй, дорогой мой ребеночек!

Сегодня мне было очень страшно! Я испугалась, что потеряю тебя. Боль, которая пронзила тело, впилась в мое сердце. На секунду я даже ощутила пустоту. Захотелось крикнуть: «Нет, не верю!» Как за последний шанс, уцепилась за соломинку хрупкой молитвы: «Господи, помоги, смилуйся, не оставь!» Каждый стук сердца – это вопль к Богу. Семьдесят ударов в минуту – семьдесят слезных просьб в Небо… Почему мы не умеем так молиться постоянно, почему, чтобы молитва была пламенной, немножко дерзновенной и сердечной, – нужна какая-то большая скорбь, сильное потрясение?..

Слава Богу! Господь сжалился над нами! Ты со мной! Ничего плохого не случится! Как хочется теперь также горячо припадать к Богу со словами благодарности. Научиться бы нам благодарить по-настоящему!

В такие минуты понимаешь более чем когда-либо: какое это блаженство – жить под покровом Божией благодати. Когда тебя окружает столько заступников, помощников, сопереживающих, готовых в любую минуту подставить свое плечо – просто друзей на Небесах! Господи, слава Тебе! Пресвятая Богородица, спасибо Тебе! Все святые, низкий вам поклон!

Моя маленькая радость! Теперь я с еще большей заботой и вниманием буду относиться к тому, чтобы уберечь тебя. И ты тоже, пожалуйста, держись, будь умницей, не волнуйся и не беспокойся

Обо всем позаботится Господь… Спи спокойно!

«Что мне теперь делать?»

А потом она позвонила.

— Лена! А у нас будет девочка. Думали, что мальчик, а получилась дочка.

— Ты что, не сделала аборт?! — ляпнула я.

— Нет!..

…В тот день они вместе с мамой шли в поликлинику за направлением на аборт. Им нужно было пройти мимо баптистской церкви. Там был какой-то праздник, и у дверей молельного дома толпился народ. Среди них — Маринина соседка по подъезду, которая уговорила их зайти.

Так Марина впервые узнала, что ее любит Христос. Через несколько часов она шла домой, зная, что никакого аборта не сделает. А вслед ее и соседку-баптистку ругала на чем свет стоит Маринина мама.

Мне бы очень хотелось, чтобы Марина пришла к нам, в православный храм. Но случилось так, как случилось. В любом случае Господь каждого ведет своим путем.

Она и не звонила мне, потому что боялась расстроить. Думала — мне будет обидно, что она стала баптисткой.

Донашивала она спокойно. Принял не рожденную еще дочку с синдромом Дауна Игорь. Врачи также требовали прервать беременность. Рвала и метала бабушка. Но изменить они ничего уже не могли…

— Лена! Я родила! — позвонила мне Марина около шести утра.

— Я поздравляю тебя! Будем вместе растить наших солнышек!

— Лена! У меня обычная девочка! Что мне теперь делать?

Марина смеялась и плакала. Она настолько приняла свою будущую особую дочь, что рождение обычного ребенка стало для нее шоком.

«Что Тебе стоит изменить хромосому?» Как я получила то, о чем просила

А я смеялась и плакала вместе с ней. Я тогда прикоснулась к огромному чуду, уверена. Не знаю, изменил ли Господь эту хромосому или врачи всю беременность ошибались. Но я точно видела чудо преображения человеческой души.

Сколько же храбрости, любви надо иметь, чтобы там, в том городе, с такой родней, решиться родить ребенка с синдромом Дауна. Что нужно сломать и построить внутри себя, чтобы дойти до конца.

Мне даже кажется, что Господь специально «устраивает» такие «встряски», чтобы мы открыли самих себя такими, какие мы есть. Смелыми, сильными, с большим сердцем. И полюбили себя. Это глупости, что нужно считать себя хуже всех. В каждом из нас образ Божий. Как можно его не любить? Да, Господь очень хочет, чтобы мы полюбили себя. И конечно же — ближних. И Его.

«Тебе что, нужен такой ребенок?»

Поздно ночью мне пришло сообщение. Писала молодая женщина, Марина. Первая беременность и обследования показали, что у ее ребенка синдром Дауна. Она была напугана, не знала, что делать, и кто-то дал ей мои контакты.

Живут они в маленьком южном городке, почти поселке. Детей с СД там еще не бывало. У них в поликлинике и обследований таких никогда не проводили. Это был первый год, когда решили отправлять возрастных беременных на скрининги куда-то в областной центр. Марина под возрастную никак не попадала, ей было 24 года, но ее врач почему-то настояла. Там ей и сказали: «У вас будет инвалид! Делайте аборт!»

Марина и ее муж Игорь — обычные молодые люди, не церковные. Они и поженилось-то, когда девушка забеременела. Родители настояли:

— Не делать же аборт. А так будет все, как у всех.

Но «как у всех» не получилось.

Узнав о диагнозе, Игорь на несколько дней пропал из дома и пил. В каком-то кабаке нашел парня его брат-близнец:

— Быстро отправляй свою на аборт, — кричал он. — Тебе что, нужен такой ребенок?

Врачи торопили и настаивали:

— У нас все дети здесь здоровые, а тут такое. Да вам вслед пальцем все будут тыкать…

От Марины отвернулась лучшая подруга, тоже тогда беременная, с которой она поделилась своим горем. Как будто боялась, что может заразиться.

— Немедленно избавься от этого позора! Иначе на мою помощь можешь не рассчитывать! — кричала на Марину ее мама.

Вот об этом она мне и написала.

Мы постоянно были на связи, я рассказывала ей о Маше. О других особых детях. Вместе с верующими знакомыми молились за них. А потом от нее пришло сообщение:

— Мама сказала, что, если я завтра не пойду делать аборт, она сама меня отведет.

И пропала. Я звонила ей, писала, но Марина не отвечала.

Я была уверена, что она не выдержала. Мне было больно, обидно — и за себя, что не смогла донести — жизнь с такими детьми не всегда боль, и за нее, и за врачей, и за такое ее окружение. А главное — за бедного ребенка, который ни в чем не виноват.

Игорь, 32 года, принимал участие в родах жены дважды

В первый раз я проявил инициативу – не захотел оставлять родного человека в такой серьезный момент. Перед вторыми родами я даже не сомневался, присутствовать мне или нет. Я считаю, что во время рождения малыша, помимо медицинского персона рядом с роженицей должен находиться кто-то родной, кто окажет поддержку. Труднее всего для меня оказалось сохранить выдержку и убрать ненужные эмоции. Мужчина в процессе родов жены должен быть спокойным и уверенным.

Очень напрягает тот факт, что процесс родов контролировать невозможно, их исход совершенно непредсказуем. У нас сложилась экстремальная ситуация, когда ребенок не мог пройти через тазовые кости из-за большого размера головы. Мы могли потерять сына, так как какое-то время он не мог дышать. Раньше я считал, что в задачу мужчины на родах входит держать жену за руку, говорить ободряющие слова и делать расслабляющий массаж. Я не думал, что мне придется участвовать в спасении жизни.

Родится ли малыш живым, зависело от наших решительных действий, от супруги требовалось колоссальное физическое напряжение. К счастью, все обошлось благополучно, жена и сын живы и здоровы.

Письмо 2

Здравствуй, родной мой малыш! Давай с тобой поговорим!

Я начинаю себя не очень хорошо чувствовать – мучает тошнота, быстро устаю, иногда чувствую слабость. Знаю – это ты напоминаешь мне, что теперь я не одна, хватит думать только о себе – теперь у меня есть очень важная забота, о которой я не имею права забывать. Не волнуйся, дорогой, я потерплю, лишь бы тебе там было хорошо и всего хватало для развития. Я очень на это надеюсь и постоянно молюсь об этом Богу, чтобы Он, по Своему великому милосердию, сподобил меня сохранить, незаслуженно дарованное мне сокровище, и подарить его этому миру для прославления величия Божия.

Я часто и с Богородицей беседую с верой и благоговением. Ведь Она тоже была Матерью! Она, как и миллионы женщин, носила во чреве Младенца. Наверняка, также переживала, старалась заботиться о Нем, ласково разговаривала с Ним, пела Ему колыбельные. Она тоже замирала в восторге, уловив стук Его сердечка – такого маленького и такого огромного одновременно. А когда Ребеночек первый раз зашевелился – заплакала от радости и возблагодарила Бога.

Часто, ощущая Его ножку или ручку, наверное, Она думала о том, что ждет Его, когда Он придет в наш мир, полный греха и неправды. Думала о том, как будут уставать Его ноги в пути, когда из селения в селение Он будет ходить с проповедью о Царстве Небесном, как Своими мозолистыми от плотницкого труда руками, Он будет преломлять хлеб (Его приемный отец был плотником, и Она знала, что Сын обучится этому ремеслу).

О многом думала Мать, гладя бьющегося в Ее чреве Сына. Только об одном Она не мыслила тогда, и не могла об этом знать. О том, что Его руки и ноги будут пробиты толстыми гвоздями, а Его безжизненное тело, о котором Она так бережно заботилась еще с утробы, будет висеть на позорном Кресте. А Она – будет смотреть на такое поругание Своего невинного, безгрешного Сына и ничего не сможет для Него сделать, только распять Свое сердце вместе с Ним и отдать Ему всю Свою любовь и бесконечную преданность.

Но ведь очень хорошо, что Дева Мария не знала об этом, и не страдала от этих мыслей тогда, когда Малютке нужны только мир, тепло, свет, чистота сердца и святость помыслов. Это Она Ему отдала с избытком. И я думаю маленький Иисус был самым счастливым ребенком, ведь Он жил, рос, развивался в атмосфере такой любви, чистоты, святости, которые благодатным покровом покрывали Его от всего злого в этом мире… До времени… Ведь Он пришел, чтобы исцелить наши язвы, и понести наши болезни, и ценой Своей жизни спасти нас от страшного рабства греха и смерти, которое мы, несчастные, зачастую не осознаем, настолько погрязли в него.

Но, ты, хороший мой, не волнуйся! Христос Воскрес! И теперь ничего не страшно. Врата Царства Божия отворены для нас и на пороге нас ждет Господь. Нам бы только не свернуть с правильного пути, а для этого нужно иметь с собой в качестве навигатора – Крест Христов и святое Евангелие. Не забудь об этом, малыш. Но я буду всегда рядом и, если надо, подскажу тебе, напомню. Ты только, пожалуйста, доверяй мне всегда так же, как доверяешь сейчас, как будешь доверять первые годы своей жизни.

Спокойной ночи, ангел мой! Храни тебя Господь.

«С каждым днем мне все больнее»

Елена Кучеренко

Недавно мне написала женщина:

— С каждой Вашей статьей о Маше мне все больнее.

Маша — это моя младшая дочь, у которой синдром Дауна.

Она рассказала, как несколько лет назад сделала аборт. Обследования тогда показали, что у ее неродившегося еще ребенка синдром Дауна (СД). Давил муж, давили родные: «Нам нужен нормальный!» И она сломалась. Эта история скорее типичная, чем из ряда вон выходящая.

Прошло время, и она забеременела вновь. Родила девочку. Нормотипичную, как все и хотели. Сейчас ей пять или шесть. И выясняется, что у малышки психическое заболевание. Диагноз пока поставить не могут. Но дела обстоят серьезно.

— Ваша Маша даже ходит в воскресную школу, а наша нет, — горько сказала та женщина. 

А еще все эти годы она кается в том, что сделала, исповедуется, но боль не отпускает.

Как Маша с синдромом Дауна пошла в воскресную школу

Знаете, мне очень хочется обнять эту женщину. Я прекрасно понимаю, что она чувствовала тогда, вначале, когда узнала о диагнозе. Шок, страх, ужас. Но я уверена, что многие женщины, услышавшие: «Ваш ребенок будет жить с инвалидностью», все равно отказались бы от аборта, знай они, что рядом люди, которые их поддержат. А когда ты и так раздавлен, очень легко добить, доломать. И женщина сделает то, о чем потом всю жизнь будет жалеть.

Если честно, когда я читала ее сообщения, у меня мурашки бежали по коже. Господь всегда найдет для нас кого-то, с кем мы можем научиться любить. Мы отказываемся от одного, Он даст нам другого. Больного ребенка, сварливую бабушку, соседа-пьяницу, вредную жену или мужа.

У всех в жизни есть кто-то «неудобный», кого сложно любить. Но иначе научиться нельзя. Видимо, той семье очень нужен такой ребенок. Чтобы любить и стать счастливыми. Иногда путь к любви, счастью и внутренней свободе очень непрост. И путь к Богу тоже.

Письмо 8

Малышонок, здравствуй!

Ты растешь, и вместе с тобой растет мой животик. Как это забавно и умилительно! Все в моем организме меняется, перестраивается для того, чтобы тебе было удобно и комфортно. И, поверь, я стараюсь прикладывать для этого максимум усилий. Я изменила свой режим жизни, работы, питания, чтобы ты не ощущал боли, усталости, печали. Поэтому – радуйся каждому мгновению, которое мы проводим вместе.

Только с тобой мы можем разговаривать, не произнеся ни единого слова – в мыслях и чувствах. Надеюсь, ты это ощущаешь. Мне так хочется, чтобы и в дальнейшем мы с тобой с полуслова понимали друг друга и не теряли ниточку взаимного согласия и любви!

Сегодня выпал первый снег. Началась зима. Вся земля покрылась белоснежной скатертью, прикрыв свои изъяны и погрешности. Люди выходят на улицу и улыбаются, радуясь первому снегу, как в детстве. Зимняя пора особенно любима детворой, ведь это время снежных забав, веселых игр, ожидания чуда Рождества и Нового года. Время, когда все мы снова и снова возвращаемся в детство, приходя к вертепу, в котором родился кроткий Богомладенец Иисус, как волхвы с востока, принося Ему в дар свои сердца.

***

Под белым шлейфом декабря

Остались будней серых пятна,

Все стало просто и понятно

И почему-то все не зря.

Танцует легкая метель

Под звуки зимнего сонета,

Огнями радостного цвета

Зажглась рождественская ель.

А одинокая звезда

Пошла за новыми волхвами…

Кто щедр душевными дарами –

Путь к Богу обретет всегда.

Огонь в пещере не погас,

Младенца Мать качает нежно…

Сюда придем мы неизбежно,

Когда пробьет тот самый час.

Сюда придем, устав от бед,

Колючей лжи и стужи ада.

Христу иных даров не надо –

Лишь сердца пламенного свет.

Метель заводит коляду,

Хор Ангелов подхватит пенье,

Остановись хоть на мгновенье –

Не пропусти свою звезду…

Держал оборону

Отбиваться от друзей и родственников за несколько дней до предварительной даты родов – задача не из простых. Чем ближе этот момент, тем чаще слышен вопрос «Как? Еще не родила? А когда же у вас срок?». Найдутся и те, которые не поленятся отслеживать появление будущей мамы в соцсетях. «Не заходила уже 6 часов. Скорее всего, в роддоме. Надо позвонить узнать!». Подобные звонки, раздающиеся с регулярной частотой, очень сильно раздражают. Тут-то мне в очередной раз понадобилась помощь мужа. Он не только отвечал на сообщения от моего имени, но и сумел обвести вокруг пальца мою маму, которая звонила буквально каждые полчаса. Мы даже ей не сказали, что уехали рожать, ведь узнай она об этом, точно приехала бы контролировать процесс.

Письмо 6

Здравствуй, мой птенчик! Как ты там? Дай мне знать, что у тебя все хорошо! Направь в мое сердце телеграмму радости, чтобы мне было спокойно и легко.

В нашем мире слишком много скорбей. Страдают, к сожалению, и маленькие невинные дети. Это так больно… Господь Своей любовью может утереть любую слезу, но сколько людей на земле отвернулись от Него и не хотят обращаться к Нему за помощью. Бедные, заблудшие люди. Спаси Господи и сохрани всех скорбящих и унывающих в этом мире…

Я лежала в больнице и видела много боли и отчаяния… Так хотелось со всеми поделиться своим Сокровищем! Сказать всем: «Дорогие мои! Христос Воскрес! Он любит нас! Врата Царства Божия открыты, и Господь всех нас приглашает на Свой пир!» Но многие остаются глухи. Они слышат слова, но почему-то для них эти слова, как осенние листья, падают умирать на засохшую землю… Может быть, еще недостаточно скорбей выпало на их долю, мало они орошали землю своего сердца слезами, поэтому она засохла?.. Ох, какие же страдания нужны некоторым людям, чтобы спала пелена глухоты, и они услышали: «Се, стою у двери и стучу…»

Дорогой мой крошка, ты еще не знаешь, что такое ветер. Когда-то пророк сравнил Господа с тихим дуновением ветерка. Да, благодать Божия такая – тонкая, легкая, как тихий ветерок, которым Господь дунул в твое сердце. Но ветер бывает и другим. Он бывает игривым и грозным, освежающим и разрушительным. Сегодня дул очень сильный ветер. Трава сгибалась до земли и колебалась, как волны морские. Деревья тревожно шумели, размахивая голыми ветвями. Ни одного листочка не осталось на их гибких руках. А листья, поднятые с земли, вдруг вздымались высоко в небо, как будто в последний раз стремясь своим взором охватить весь мир. Облака на небе вихрем уносились в какие-то далекие дали, сменяясь, как на ускоренной кинопленке…

Прохожие, будто склоняясь в почтительном поклоне перед могуществом стихии, шли, согнувшись, пряча лица от неминуемых воздушных пощечин. А я, всю неделю просидев взаперти в больнице, выйдя на улицу, с непередаваемым блаженством подставила ветру свое лицо. И мне показалось, что ветер не исхлестал меня за дерзость, а напротив, окутал уже забытой свежестью, наполнил жизнью. Сердце забилось по-юношески бодро, появилась легкость, а в глазах засветилась веселая искорка.

Все дети любят стихию. Будь то сильный ветер или ливень, или снегопад. Взрослые будут прятаться, убегать, открывать зонты, а дети – прыгать и скакать от радости. Сегодня я почувствовала себя таким ребенком, который, пока взрослые не видят, играет со стихией в догонялки…

Спасибо тебе, Господи, за все! Это ты, мой малыш, помогаешь мне вернуться в детство и хоть чуть-чуть глотнуть чистого воздуха невинности.

Сладких тебе снов, дорогой! Бог с тобой!

Ах, да, чуть не забыла! От сегодняшних впечатлений на память тебе от меня вот эти строки…

***

Собраны в гармошку облака.

Ветер нам ноктюрн играет Листа.

Ввысь взметнулись листья, свысока

Танец свой исполнить с гармонистом.

И, полет последний завершив,

Тихо опускаются на землю,

Чтобы первый снег припорошил

Думы их, которым Вечность внемлет…

***

Небо сквозь больничное окно

Смотрит на страдающие лица.

Будущее знать нам не дано,

Вечное с Небес на нас струится.

Вырвавшись как будто из оков

Времени, палаты, боли, тела,

Облаком из покаянных слов

Наготу прикрыв, душа взлетела…

Снова мир чуть-чуть осиротел,

Орошают землю слезы чьи-то…

Вновь Христос страдает на Кресте,

Чтобы в Вечность дверь была открыта…

Кирилл, 35 лет, два раза участвовал в совместных родах, второго своего ребенка он принимал сам

Я считаю, что в момент появления ребенка на свет очень важно, чтобы с роженицей находился близкий человек, на которого она может положиться и который переживает за нее и стремится помочь. Во время рождения нашего первого ребенка я находился рядом с женой, массировал ей поясницу, чтобы уменьшить боль, помогал расслабиться, задавал вопросы врачам, а временами просто сидел рядом и наблюдал

Когда ей дали обезболивающее лекарство, она смогла какое-то время отдохнуть. Я мог наблюдать за процессом родов и все время был рядом. В общем, все было спокойно

Во время рождения нашего первого ребенка я находился рядом с женой, массировал ей поясницу, чтобы уменьшить боль, помогал расслабиться, задавал вопросы врачам, а временами просто сидел рядом и наблюдал. Когда ей дали обезболивающее лекарство, она смогла какое-то время отдохнуть. Я мог наблюдать за процессом родов и все время был рядом. В общем, все было спокойно.

Вторые роды были стремительными – еще дома, до приезда врачей, начались потуги. Мне было страшно, я боялся, что сделаю что-то неправильно, ведь у меня нет медицинских знаний. В один момент я даже пытался вспомнить, как делается прямой массаж сердца.

Я “командовал”, как и когда нужно тужиться, подавал чистые простыни. Чтобы успокоиться, мысленно говорил себе, что женщины веками рожали у себя дома и даже в поле, что роды – это естественный процесс. К счастью, у нас все завершилось хорошо, родилась здоровая дочка. Медики приехали через 20 минут после того, как малышка появилась на свет.

Во время обоих родов я был неприятно удивлен некорректным поведением медицинского персонала. Когда я в первый раз находился в родзале, мне сказали: «Отвернитесь, а то потеряете сознание». Возможно, врачам приходилось видеть обмороки молодых отцов, но я такое замечание считаю неуместным. Во время вторых родов акушеры обвиняли меня в том, что я поставил дочке синяк на руке. На самом деле это было родимое пятно.

Письмо 4

Привет, мой дорогой малышонок! Сегодня я видела тебя на экране аппарата УЗИ. Видела, как ты шевелишься, слышала стук твоего сердечка! Это счастье не передать словами! Мне даже подарили твою первую фотографию, представляешь! Конечно, пока на ней я не могу увидеть, какой у тебя носик, какой формы ушки и умилиться твоим пухленьким губкам, заглянуть в глаза. Но я вижу твои очертания, чувствую твою жизнь, – и это наполняет меня радостью и благодарностью милосердному Богу.

Мы живем на четвертом этаже. Из окна кухни открывается симпатичный вид парка и школьного стадиона с детской площадкой. Но самое главное – в нашем окне очень много неба. Я очень люблю подолгу смотреть на небо. Казалось бы, во все века оно неизменно, но в то же время – меняется каждую минуту. Небо можно сравнить со временем. Оно так же быстротечно, как смена облаков, череда рассветов и закатов. Но если бы ты видел, какие прекрасные у нас закаты! В них столько оттенков, образов, настроений. Ни один художник не сможет полноценно перенести эту красоту на свое полотно. Потому что у этих шедевров только Один непревзойденный Автор – наш Творец. Когда-нибудь ты обязательно увидишь и по достоинству оценишь эту красоту.

Мне много нужно тебе рассказать еще, чтобы ты смог почувствовать Божью любовь, подарившую нам этот великолепный мир. Каким в таком случае должен быть Горний Иерусалим, если наш земной мир так по-царски величественен и богат красотой?

А теперь засыпай, мой милый, уже поздно. Храни тебя Бог!

Письмо 3

Доброе утро, милый мой ангелочек! Мы уже потихонечку начинаем привыкать друг к другу. Я ощущаю перемены в своем организме, стараюсь не волноваться, не уставать и больше молиться. Часто глажу живот – ведь ты чувствуешь мою руку? Чувствуешь мои нежность и тепло. Мне почему-то подумалось, что когда я кладу руку на живот, ты видишь в ней мое отражение и можешь заглянуть в мои глаза. Ведь тебе очень хочется увидеть мое лицо по-настоящему? Когда-нибудь это обязательно произойдет. А я увижу твои глазки! Но я их чувствую уже сейчас. Когда я закрываю глаза – я вижу тебя. В твоих глазах столько мудрости, глубины и чистоты. А личико окутано покоем и умиротворенностью. Придет время, и мы обязательно с тобой увидимся в нашем мире, и, уверена, сразу узнаем друг друга.

Если ты слышишь не только мой голос – знай, эти голоса тоже тебе не чужие. Это твои самые близкие и родные: папа, братья и сестры. Ты не будешь одинок в этом мире, и скучать тебе точно не придется.

Тебе очень повезло, ведь у тебя уже есть два старших брата и две сестрички. Они хорошие и ты их обязательно полюбишь, я в этом уверена. Иногда, конечно, они шалят и могут сказать резкое словечко. Но все это преходяще, без умысла, по нашей немощи человеческой, поверь. В основном они очень добрые, отзывчивые, очень мне помогают. А когда появишься ты, уверена, с умилением и радостью будут нянчиться с тобой. Тебе это понравится.

Ты будешь узнавать их по голосу, и визжать от радости при их появлении. Младенцы очень любят общаться именно с детьми, как будто чувствуют родственную душу. Когда Ксюша (твоя сестричка) была совсем маленькой, при появлении старшей сестры Веронички, она начинала активно махать ручками и ножками, делала восторженные глаза и пищала от радости. Ты еще немножечко подрастешь и, не сомневаюсь, при звуке их голоса, возможно, тоже будешь беззвучно ликовать там, внутри, улыбаться и махать ручками. Мы этого пока не увидим, но обязательно почувствуем! Мне кажется, что скоро мы будем читать мысли друг друга. Ведь любящим сердцам не нужны слова, они понимают друг друга сердцем!

Верю, там ты тоже все понимаешь и чувствуешь. Когда я стою на Литургии, душа замирает от трепета, а сердце и уста славят Господа, уверена, ты испытываешь со мной одинаковые чувства. А когда я с покаянным сердцем, смиренно склоняюсь перед Чашей, принимая в себя Невместимого, знаю, ты тоже причащаешься вместе со мной. И мы с тобой становимся единым целым со Христом, с Церковью!

Как это удивительно и непостижимо! Когда ты придешь в наш мир и омоешься водами Крещения для новой жизни, ты уже будешь знать вкус самой сладостной и неземной пищи, делающей нас бессмертными – Тела и Крови Христовых. И Господь примет Тебя в Свои объятья уже как личность – образ Божий – самое бесценное Свое Творение. И скажет тебе: «Привет, малыш! Мы с тобой уже знакомы, мы уже давно друзья, не потеряй нашей дружбы!» И только во время Причастия твоя бессмертная душа будет глаза в глаза видеть Христа и улыбаться Ему.

Когда преподобный Сергий Радонежский был еще, как ты, в утробе матери, она много молилась и посещала богослужения, часто причащалась. И вот однажды, во время Литургии, после Святого Причастия, все присутствующие в храме услышали голос ее ребенка, громко славящий Бога. Это невероятное чудо говорило о том, что внутри этой благочестивой женщины Господь поселил особенное Свое создание – будущего великого святого. Мне кажется, что младенцы всех беременных матерей, молящихся в храме за Литургией и приобщающихся Святых Даров, обязательно вместе с ними славят Бога. Пусть безмолвно, неслышно и незаметно для нас – но это обязательно происходит. Кому, как не этим чистым, ангельским душам прославлять величие и милосердие Божие еще совершенно бесстрастно и искренне?!

Знаешь, мой милый, какое это великое благо и милость Божия, что у тебя есть возможность с самого первого мгновения твоего бытия еще там, в утробе, пребывать в общении с Богом, пить чистый родник Его милостей, которые Он дарует нам в Церкви. Ведь сколько деток лишены этого и, еще не родившись, страдают от страха и одиночества. Мы же с тобой не одиноки – с нами Бог! Спасибо Тебе, Господи, за это! И помилуй, просвети, спаси всех, кто еще находится вне Твоего Света.

Спокойной ночи, дорогое мое чудо! Слава Богу за все!

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий

Adblock
detector