История о жестокости мужа по отношению к родным детям

Стефани Шталь

«Ребенок в тебе должен обрести дом. Вернуться в детство, чтобы исправить взрослые ошибки»

Немецкий психолог Стефани Шталь простыми словами рассказывает о двойной структуре личности человека. С ее подачи мы снова стали говорить о «внутреннем ребенке» — бессознательной части психики, которая хранит отпечаток жизненного опыта и вызванные им чувства. А «внутренний взрослый» — это та часть личности, которая рефлексирует, анализирует, принимает решения и регулирует проявления «детской» части.

Иллюстрируя свои теории понятными образами, Шталь объясняет, как формируется и почему остается с нами «детская» часть и как она влияет на жизнь взрослого человека. Читатель научится отслеживать в себе детские установки, находить незакрытые базовые потребности и менять восприятие самого себя, других людей и мира вокруг.

Причины излишней жестокости

Про холодных отцов я тоже знаю много, поэтому могла бы говорить о них часами. Но, чтобы быть полезной, попробую дать вам несколько самых важных идей.Чтобы понять, как найти подход к такому мужчине, важно понимать две вещи. ⠀1

Причины жесткости.Если ваш муж подавляет других или слишком суров, значит, когда-то, когда он был беззащитным и слабым, кто-то подавлял его и был слишком суров к нему.Ребенок наследует агрессивные черты того, кто обижал его, хочет он того или нет.Это происходит неосознанно, потому что для него — это единственный образец, как быть сильным и значимым.2. Жесткость как защита.Резкость и холодность вашего мужа — не что иное, как привычная защитная реакция… И если вы хотите сквозь толщу этой брони найти путь к его настоящему, чуткому, ранимому сердцу, то вам важно понять, что именно он защищает.Как вы думаете? Что защищает ваш мужчина под маской жесткости?

Как услышать ребенка?

Самое, пожалуй, страшное. Мы не готовы верить своим детям. Очень часто, когда ребенок, приходя из школы, с улицы, из садика, рассказывает родителям какую-то «страшилку», реакция бывает стандартная: «Да ну, прямо уж так и побил?», «Да что ты придумываешь!», «Не может быть»…

Дети не находят защиту в семье, там, где она обязательно должна быть. Или получают совет «быть взрослым, не плакать, разобраться самостоятельно». А ведь именно такое «отталкивание» ребенка или отсутствие стремления прислушаться к нему, и поверить, отмечают психологи, может приводить к случаям детского суицида.

В итоге ребенок понимает: ему все равно не поверят. Не помогут, не защитят. Лучше молчать.

Мама В. тоже в первые секунды не поверила своему малышу. Но, сопоставив факты, нашла в себе силы не только поверить, но и встать на защиту своего ребенка. Ее битва длится уже восемь лет, и Ольга говорит, что не прекратит бороться, пока не добьется справедливости.

Советы родителям

Важный момент в том, почему детская жестокость такая беспощадная, состоит в том, что ребенок не может адекватно оценить, к каким страшным последствиям могут привести его агрессивные поступки. Поэтому до 12-летнего возраста ответственность за него, в том числе, и уголовную, несут родители.

Когда родители замечают первые признаки агрессии, в первую очередь они должны подумать о своих отношениях с ребенком, что нужно сделать, чтобы изменить ситуацию. Как правило, жестокие дети дома подвергаются суровым телесным наказаниям, так как ожидается, что они научатся нужному поведению. К сожалению, такие методы имеют временный эффект и эффективны только до тех пор, пока ощущается железная рука. Стоит родителям позабыть о проступке, дитя опять начинает чувствовать безнаказанность и причинять боль другим.

Отучить ребенка проявлять жестокость можно только путем планомерного и поступательного воспитания. А это означает:

  • быть примером, так как если родитель требует одного, а сам делает другое, ничего добиться невозможно;
  • с малых лет прививать правила жизни в обществе;
  • учить быть гуманным, сострадательным;
  • пояснить, что свобода одного человека заканчивается там, где начинается свобода другого, поэтому оскорблять, бить, а тем более, убивать других только потому, что они не нравятся или чем-то мешают, нельзя;
  • все требования должны быть подкреплены действиями — хорошие поступки поощрением, агрессия и жестокость — наказанием;
  • объяснить, какими неприятными последствиями для самого жестокого ребенка закончится такая модель поведения;
  • переключите детскую энергию на конструктивное русло — запишите в спортивную секцию, там его не только отвлекут, но и дадут правильные жизненные установки.

Профилактика всегда лучше, чем лечение – это правило работает и в отношении детской агрессивности. Чтобы ваш ребенок не вырос жестоким, с первых лет жизни внушайте ему, что такое поведение всегда будет наказано.

Мне нравитсяНе нравится

Почему такое отношение к правам детей?

Юрист Ольга Садовская отмечает, что пример мальчика В. прекрасно характеризует нынешнее состояние правоохранительной системы и вообще общества, когда права детей почему-то легко попираются и совсем не защищаются. Воспитатели позволяют себе бесцеремонно обращаться с малышами, в школах учеников могут унизить, оскорбить и даже дойти до телесных наказаний. Полицейские не знают, что делать с такими «преступлениями» – да, такие случаи часто для стражей порядка воспринимаются как что-то не особо серьезное, как «правонарушение в кавычках», ведь следователи на протяжении восьми лет не знают, как подступиться к случаю мальчика В.

Кстати говоря, Ольга обращалась и к самым, казалось бы, важным людям в цепочке защиты прав детей. К уполномоченным по правам ребенка. Ольге помог предыдущий уполномоченный по правам ребенка в Санкт-Петербурге Игорь Михайлов, благодаря его участию было отменено несколько незаконных постановлений прокуратуры. Но затем Михайлова сменила Светлана Агапитова, а потом Ольга записалась на прием к Астахову.

Ей посочувствовали, но реальной помощи, как говорит Ольга, оказано так и не было. «Если мне нужно сочувствие, я могу выйти к бабушкам у подъезда. Я не восприняла этот институт серьезно. Я приглашала их посидеть просто хотя бы на заседание суда. Трижды звала их. Но они не приходили, ссылаясь на дела», – огорчается Ольга.

«В жалобе, которая была направлена в Европейский суд по правам человека, защита В. указывает на нарушение статей 3 и 13 Европейской конвенции о защите прав человека – на жестокое обращение и на отсутствие эффективного расследования. Сейчас жалоба коммуницирована. К лету можно ждать решения по ней», – поясняет Ольга Садовская, юрист «Комитета против пыток», представляющий интересы Ольги.

Виктор, супруг Ольги, не работает: в семье решили, что теперь работать будет жена, новоиспеченный юрист. А муж будет сидеть дома с сыном. «Сына теперь невозможно оставить одного – в помещении. На улице-то он спокойно играет сам. В закрытом же помещении у ребенка наступает паника», – говорит Ольга.
Мальчику В. сейчас 13 лет.

Война

Семья Ольги вступила на тропу войны. Причем родители В. и не подозревали, что их требования наказать виновных выльется в многолетнюю битву.

Не будем вдаваться в процессуальные подробности. Достаточно сказать – семья вступила в бой с системой, система начала сопротивляться со всей жестокостью.

В первые же дни, когда ее сыну закапали в глаза антибиотик (и тогда Ольга еще даже не знала о других, более неприятных историях, происходивших с ее мальчиком в саду), женщина сообщила руководству садика, что если у ее сына продолжится ухудшение здоровья, она обратится в суд. «Я думаю, они решили предпринять ответные меры», – объясняет Ольга то, что последовало за этим.

Мужа Ольги обвинили в угрозе убийства. Ольга рассказывает, что Виктор, возмущенный тем, что произошло с его сыном, пошел в сад, где у него состоялся конфликтный разговор с его сотрудниками. Но его обвинили в нападении на медсестру. Было заведено уголовное дело, которое, за отсутствием доказательств, «рассыпалось» на суде.

И только в 2013 году мужчина, ходивший под такой суровой статьей, потерявший работу, добился через суд реабилитации, которая положена любому гражданину страны, незаконно обвиненному в чем бы то ни было.

Тем временем в жизни Ольги произошел, пожалуй, настоящий переворот. Маляр и радиотехник, Ольга поступила в университет и стала – юристом. Она поняла, что должна сама защищать своих любимых мужчин – мужа и сына. Конечно, адвокаты и юристы оказывали большую поддержку, но женщина осознала, что, оказывается, в борьбе с системой нужно все-таки обладать юридическими знаниями. Она сама составляла все документы в деле о реабилитации мужа. И составила жалобу в ЕСПЧ. Кстати, теперь Ольга намерена защищать в Страсбурге и супруга – первоначально жалоба уже была подана в 2007 году, но теперь готовится и вторая – на несправедливое судебное разбирательство.

А почему, спросите вы, петербурженка вообще дошла до Европейского суда по правам человека? Разве невозможно здесь, на территории России, добиться расследования случившегося? Оказалось, невозможно.

Да, Ольга почти сразу подала гражданский иск в суд на детский сад – на возмещение материальных и моральных расходов. Требования родителей были скромными: адвокаты, которые тогда защищали семью, посоветовали просить 50 тысяч рублей, утверждая, что «больше суд все равно не присудит». Заведующая садом к тому времени сменилась, и судьи упрекали женщину: «Что же вы судитесь, ведь новое руководство сада уже ни при чем!» В итоге родителей уговорили на мировое соглашение. И выплатили им всего 5 тысяч рублей материальной компенсации – хотя на лекарства для сына Ольга и Виктор тратили на порядок больше.

А в сентябре 2006 года, когда Ольга узнала от сына все подробности о действиях воспитателей, она тут же подала заявление в прокуратуру. «Сначала сотрудники обнаружили признаки истязания. А потом расследование пошло на спад», – говорит Ольга. В итоге в возбуждении дела женщине отказали. Хотя велась доследственная проверка, и опрошенные родители подтвердили истории – их дети уже тоже рассказали им про крыс и мышей и про сны в туалете.

Мама мальчика В. не сдалась. Она много раз писала жалобы, дойдя даже до Генеральной прокуратуры, и дело возбудили – по статье 113 «Причинение средней тяжести вреда здоровью». Вы не поверите, но это был уже январь 2009 года. Хотя еще в 2007 году родители получили заключение эксперта, который усмотрел причинно-следственную связь между действиями родителей и реакцией и состоянием ребенка.

В итоге за все эти годы дело приостанавливали и заново возбуждали более 10 раз. Следователи то не видели состава преступления, то не усматривали вообще события преступления. То есть вроде бы ничего и не произошло противозаконного. Потом, опять же, и все сроки прошли – один из отказов в возбуждении дела был мотивирован этим. Ольга до сих пор бьется за возбуждение уголовного дела: последний отказ она получила несколько недель назад.

Ребенок злой: что делать?

Как убрать проблему детской жестокости или не допустить ее появления? Общие рекомендации:

  • Прислушивайтесь к ребенку, не подавляйте его своей родительской властью, даже если он неправ или хочет чего-то, что не имеет прямой пользы или явного рационального смысла. Можно ведь поговорить, обсудить, аргументировать – и, в конце концов, дать ребенку право совершить свои ошибки и поучиться на них! У ребенка не должно быть понятия «Кто старше, тот и «право имеющий»!
  • Не применяйте физических наказаний и ограничений, регулируемых физической силой. Речь идет не так о символическом шлепке, как о моментах, когда маленького ребенка держат за руку и ведут куда надо, даже если он рыдает, и т.п. Конечно, не должно быть в реальности болезненных физических наказаний!
  • Помогайте ребенку побеждать. В чем угодно – в спорах, в играх, спортивных состязаниях и т.д. Каждому ребенку в любом возрасте нужно иногда чувствовать себя лучшим, победителем – это формирует нормальную самооценку! Причем, не только с родителями, но и со сверстниками – направьте энергию ребенка в ту деятельность, где он действительно конкурентоспособен, помогите ему в ней реализоваться! Ни в коем случае не смейтесь над его успехами в чем-либо и не преуменьшайте их, хвалите ребенка за его маленькие победы.
  • Поясняйте ребенку, что значит доброта, сочувствие – а также то, что другим людям и животным тоже может быть больно, обидно и т.д. А то ведь причиной детской жестокости к животным и насекомым в маленьком возрасте может служить искренний исследовательский интерес – маленькие дети в реальности могут не понимать, что «подопытным» больно!
  • «Фильтруйте» телевизионный и компьютерный контент, просматриваемый ребенком. И да, если папа смотрит боевики, а малыш бегает рядом – это тоже считается!

Проблема детской жестокости вполне разрешима – и даже если она вам знакома не понаслышке, вполне вероятно, что это останется в детстве и не повлияет на формирование взрослой личности!

——
Автор – Даша Блинова, сайт www.sympaty.net – Красивая и Успешная

Копирование этой статьи запрещено!

Эми Чуа

«Боевой гимн матери-тигрицы»

Эта скандальная автобиографическая история американки китайского происхождения. Эми Чуа откровенно рассказывает о своем материнском опыте: желая лучшего для своих детей, она пыталась подготовить их к жизни в непростом мире с помощью жесткого традиционного воспитания.

Немного фантазии, и можно представить похожую историю в отечественных декорациях. Детали могут отличаться, но суть та же: родитель принимает решения и воспитывает детей, руководствуясь собственными понятиями о благе, но это только отдаляет их друг от друга. При этом такому родителю может многое сойти с рук именно потому, что культура поддерживает его методы.

Книга вызвала противоречивые отклики от обвинений автора в жестокости по отношению к детям до поддержки и попыток повторить опыт Чуа. «Боевой гимн матери-тигрицы» стоит читать как минимум для того, чтобы составить собственное мнение: стремление родителей, озабоченных успешностью ребенка, воспитать его «как следует» — это помощь и подарок или вред? Правда, скорее всего, окажется где-то посередине.

Не стать животным

– То и дело сталкиваешься с шокирующими фактами истязания животных детьми. Откуда это?

– Когда дети совсем маленькие, природа «садизма» над животными – любопытство и элементарное непонимание. В таких случаях можно серьёзно поговорить с малышом, растолковать ему, что чувствует животное, как ему больно. Жестокость школьников уже не списать на любопытство и непонимание. Это свидетельство агрессивности.

Причиной жестокости, скорее всего, являются домашние конфликты, личная неудовлетворённость. К примеру, если ребёнка наказывают физически, он, не имея возможности ответить, вымещает злобу на животных. В подростковом возрасте под оглупляющим влиянием компании школьники часто участвуют в издевательствах над животными. Им кажется, что это «круто», что такие действия поднимают их авторитет в глазах сверстников. Взрослые должны вовремя заметить это, ведь такая бравада может позже развиться в преступную деятельность.

И, наконец, как быть с виртуальным насилием?


Фото с сайта tiltparenting.com

В отношении телевизионных фильмов, сериалов и передач с многочисленными сценами насилия существует консенсус мнений психологов: их просмотр необходимо ограничить.

У родителей, однако, это не всегда получается. Подростки стремятся к самостоятельности и очень болезненно относятся к запретам и ограничениям. Кроме того, ваши сын или дочь могут оказаться исключенными из бурного обсуждения одноклассниками очередной серии популярного сериала, а для юного человека это тяжелое переживание.

Эксперты предлагают такой выход. Присоединитесь к ребенку во время просмотра. Прокомментируйте то, что вы видите на экране, дайте оценку действиям героев, выскажите свое мнение о художественных достоинствах фильма, поинтересуйтесь мнением сына или дочери, порекомендуйте лучший, с вашей точки зрения, фильм на ту же тему.

А как быть с компьютерными играми, «стрелялками» и драками от первого лица, в которых ребенок не просто видит насилие, но и совершает его, хотя бы и в виртуальном мире?

А вот здесь, как это ни странно, консенсуса нет, и исследования дают противоречивые результаты.

Существует немало работ, демонстрирующих связь между насилием в компьютерных играх и агрессивным поведением подростков. В то же время некоторые исследователи, например, Уитни ДеКамп, профессор социологии Университета Западного Мичигана, считает, что в них не учитывается такой важный фактор: много времени за жестокими компьютерными играми проводят те подростки, которые уже склонны к насилию в силу иных причин.

ДеКамп провел свое исследование, основанное на опросах 6 567 восьмиклассников Делавэра. В нем учитывались множественные факторы, способные влиять на возникновение агрессивного поведения: пол, отношения в семье, социальное положение и, в том числе, увлечение компьютерными играми, включающими акты жестокости.

Результаты показали, что последний фактор практически не оказал влияния на то, совершил ли подросток в реальной жизни какие-то насильственные действия, независимо от того, насколько «кровавыми» были игры, в которые он играл.

ДеКамп считает, что игры могут выполнять две важные функции: служить для выплескивания негативных эмоций, заменяя реальное насилие виртуальным, а также удерживать дома у компьютера тех юношей, которые потенциально могли бы присоединиться к уличной группе с рискованной активностью. А потому, они, скорее, полезны.

Его выводы подтверждает американское экономическое исследование, опубликованное в феврале 2016 года. Авторы установили, что в течение нескольких недель после выпусков новых версий популярных игр, количество насильственных преступлений в стране заметно снижалось.

Нет сомнений в том, что гораздо лучше для подростка отреагировать напряжение во время занятий спортом, танцами, иной физической активностью. Такую возможность дает и игра на музыкальном инструменте, пение в хоре или участие в любительском спектакле. Но если у вас не получается переключить его на что-то иное и он продолжает увлекаться игрой в «стрелялку», не отчаивайтесь.

Помните, что у вас есть выход. Говорите со своим ребенком. Не читайте морали, а просто говорите.

Рассказывайте сыну или дочери о своем детстве, о своих друзьях, о своих отношениях с родителями, об увлечениях и любимых занятиях, о своих детских и взрослых проблемах и переживаниях.

И второе, но не менее важное: внимательно их слушайте

Что произошло?

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) коммуницировал жалобу несовершеннолетнего жителя Санкт-Петербурга по поводу жестокого обращения с ним. История случилась еще в 2005 году, но до сих пор мама ребенка не уступила системе: она бьется за то, чтобы виновные ответили по закону. Система тоже не уступает: следствие не видит никакого особенно жестокого обращения с ребенком.

Маленький петербуржец В. любил свой садик. Он ходил сюда еще в ясельную группу. Но в 2005 году все изменилось. Мальчик перешел в среднюю группу, туда поступили на работу две новых воспитательницы: 20-летняя выпускница педагогического училища и ее приезжая приятельница, мама двух детей.

«Тот день я запомнила – было 7 ноября 2005 года, праздник, – вспоминает Ольга, мама мальчика. – Муж отвел сына в сад. Воспитательница тут же осмотрела ему глаза: она сказала, что один мальчик пришел с коньюктивитом. У нашего сына было все в порядке. А вечером, когда я пришла за сыном, он встретил меня иначе. Обычно выбегал радостно, а тут сидел и моргал. У него беспрестанно дергались веки. На виске был какой-то синяк». Оказалось, что всем детям в группе закапали в глаза альбуцид – без уведомления и согласия родителей. «Ни воспитатель, ни медсестра без согласия врача не имеют права это делать, к тому же у нашего сына аллергия!» – говорит Ольга.

Родители в тот же вечер поехали к окулисту, но врач заметила, что ее помощь уже опоздала – нужен невролог: у ребенка дергалось веко, угол рта. К врачу мы обратились, малыш продолжал ходить в садик: мы проконсультировались в эти дни у невролога, и она сказала, что не нужно забирать ребенка из садика. Врач заметила, что у ребенка стресс, и не советовала вырывать его из привычной среды. Мы же не знали, что происходит в саду. Воспитатели нам улыбались. А он плакал, и поникший шел в сад», – рассказывает мама 4,5-летнего В.

А дальше события начали нарастать, как снежный ком. Мама позвонила медсестре в садик, но получила лишь гневную отповедь: сами, мол, следите за своим ребенком. Тогда женщина написала жалобу в СЭС и в Департамент образования. Нет, сначала-то Ольга сходила туда на устную беседу, но толку не было: «Мне инспектор сказала: да я вообще могу сказать, что я вас тут не видела». В жалобе мама мальчика попросила разобраться с ситуацией, почему в детском саду без предупреждения родителей могут закапать антибиотик, и почему при таких последствиях никто не понес ответственности, и попросила перевести ребенка в другой детский сад – тому были и медицинские основания: у В. патология почек. Департамент дал мальчику место в другом садике.

«Когда он пошел в другой, оздоровительный садик, я две недели ходила туда с ним. Он меня никуда не отпускал, чтобы я была в поле зрения. Он и в комнате дома уже один не оставался. А раньше такого не было, всегда был смелый мальчишка», – говорит Ольга.

Исключение из правил, но…

Ольга Савинская, кандидат социологических наук, доцент НИУ Высшая школа экономики, эксперт Общественной палаты Москвы, считает, что данный случай, скорее, исключение из правил.

Переносить подобные истории на всех воспитателей или учителей – это ошибка и очернение тех высоких профессионалов, кто обожает детей всем сердцем.

Но все же родителям стоит посоветовать прислушиваться к тому, что говорит ребенок. «К тому же от такого воспитателя могут страдать несколько детей, и ваша активность сможет спасти не только вашего малыша. В любом случае, если в группе, в классе взрослый человек издевается над одним ребенком, то это будет травмой не только для него, но и для всех детей. Нужно активнее общаться с другими родителями, поддержать друг друга в такой ситуации и действовать совместно, подавать коллективные иски и заявления», – советует социолог.

Кстати, отмечает Ольга Савинская, открывая электронную очередь на запись ребенка в детский садик в столице, власти предполагали, что это, в том числе, поможет и отследить неблагополучные дошкольные заведения. Если в какой-то сад родители будут хуже записываться, предпочитая соседние, то это будет повод разобраться с заведующей – что у нее не так. Но работает ли этот механизм или нет, неизвестно.

«Хороший воспитатель должен любить детей, быть сердечным и создавать позитивный эмоциональный климат – это важнее обучения и подготовки к школе

На мой взгляд, это очень важно. Дошкольное образование, прежде всего, остается, как и было, воспитанием, а не обучением (то есть воспитательная функция – доминирующая)

Это социальный запрос и заказ сегодняшних родителей. Только неподдельная искренняя любовь к детям позволяет хорошему воспитателю поддерживать дисциплину в группе: помогать детям организованно переключаться от одного вида деятельности к другому. Важен и профессионализм, который подразумевает применение разных методик переключения внимания детей. Основное допустимое для родителей наказание (и очень популярное в среде воспитателей) – рассадить ссорящихся: посиди, подумай, успокойся.

Иногда надо слишком возбудившемуся ребенку действительно стоит посидеть рядом с воспитателем и «остыть». Хорошо, если он попытается рассказать, что он делал, отрефлексировать произошедшее. Это общий вывод из моих интервью с родителями, – говорит Ольга Савинская. – Еще один важный момент в этой проблеме – это инклюзивные садики. Как бы не вышло так, что дети с девиантным поведением окажутся подвергнуты такому жестокому обращению. Все воспитатели должны пройти повышение квалификации, и там обязательно должна звучать тема бережного, ненасильственного обращения с детьми, тем более с особенными».

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий

Adblock
detector