Почему дети нас не слышат и не хотят слышать

7 советов для общения с дошкольником

До шести-семи, а в некоторых случаях и до десяти лет, дети не умеют концентрироваться на двух и более вещах, имеют одноканальное внимание и вообще часто витают в облаках. Им такое по возрасту положено

Даже если родители и педагоги с этим мнением не согласятся. 

«Сынок, ты меня слышишь?» Что делать, если ребенок вас игнорирует

Это мама может одновременно мыть раковину, разговаривать с подругой по телефону, прислушиваться, не проснулся ли младшенький, и заглядывать в ежедневник, прикидывая, успеет ли завтра в парикмахерскую. А ребенок — только что-то одно, например, играть с машинкой. И быть искренне увлеченным процессом. Настолько, что не услышит, если мама его позовет. И это нормально. 

Как можно улучшить нашу коммуникацию?

Установить зрительный контакт. То есть прямо подойти и посмотреть в глаза. И тогда уже говорить то, что мы хотели сказать. 
Установить телесный контакт. Например, он переключился на машинки и сейчас их катает, нас не слышит. Положив руку ему на плечо, мы поможем ему развернуть свой локатор в нашу сторону. 
Обратиться по имени. Имя — уникальная штука, по исследованиям ученых, мы подсознательно вычленяем его из миллионов слов и отзываемся положительным импульсом

Даже если вам собственное имя не нравится, мозг среагирует ярко и позитивно, включит внимание и активирует его в сторону обращающегося. 
Озвучивать одну просьбу, а не последовательность. «Иди, возьми, подай, вымой и садись ужинать» — слишком сложно для дошкольника, он пропустит что-нибудь одно или «не услышит» все целиком. 
Убрать из речи сарказм, метафоры и прочие гиперболы

«Долго ты еще будешь возиться?» не означает для ребенка посыл ускориться. «Ты еще в лужу попой сядь!» может быть расценено как прямое указание. Попробуйте формулировать прямо и доброжелательно: нам необходимо собраться скорее, чем тебе помочь? Давай обойдем лужу, чтобы на празднике ты была такой же красивой, как сейчас. 
Тут же обратите внимание на все предложения с частицей «не». «Не бегай», «не балуйся», «не кричи» дает информацию, чего делать не нужно, но абсолютно не создает понимания, что именно делать должно. Вот я не бегаю, не балуюсь, не кричу, в чем смысл? А вот если родитель сказал «идем плавно, как балерины», «разговариваем тихо, как будто в космическую библиотеку зашли», то тут все ясно: я сейчас балерина, а ты — лунатик-книголюб. 
Дайте больше времени. Дошкольникам сложно быстро переключаться с одного вида деятельности на другой, поэтому мы можем помогать им в освоении этого навыка. Еще три раза с горки — и нам пора домой. Еще одна глава — и мы пойдем спать. Глаза в глаза, рукой на плечо и по имени. Тогда шансы, что вы пойдете домой или ляжете спать, увеличиваются в геометрической прогрессии. 

Я отлично понимаю, что сразу изменить поведение не получится, мы же его не одно десятилетие вырабатывали. И дети сразу не вернутся в наш мир звуков

Но мы можем двигаться друг другу навстречу осторожно, терпеливо, шаг за шагом. И верить в то, что однажды встретимся на этом пути. 

Родители – пример для ребёнка

Дети воспитываются не только словами, они в большей степени воспитываются образами. Они перенимают образ поведения родителей, близких людей, учителей, одноклассников, друзей. Но, конечно же, родители больше всего влияют на те образы, которые ребёнок формирует в себе и те образы, которые формируют наших детей, как личность.

В большей степени это касается способности человека слышать, а в первую очередь слушать. Так называемое «осознанное слушание», когда мы, слушая человека напротив, не просто слышим информацию и параллельно формируем свой ответ, а способны до конца сконцентрироваться на собеседнике, понять, что он нам говорить, и, возможно, даже если мы не совсем согласны, иметь возможность увидеть причину, почему нам человек это говорит, взять для себя что – то самое лучшее из того что он нам сказал. На основании уже полной информации и полной картинки сформировать свой ответ, свой поведение.

Поэтому если у ребёнка перед глазами нет примера в семье, где родители тоже кого – то слушают (старших, например), как они просят совета, как они воспринимают сказанные слова, критику, замечания друг друга

Важно увидеть как родители это воспринимают: в штыки и огрызаются или как мы способны услышать собеседника, с уважением отнестись к сказанной информации, слушаем ли мы в принципе кого – то, продолжаем ли мы процесс самообразования, прислушиваемся ли мы к советам наших знакомых, есть ли у нас авторитеты в жизни

Потому что если в семье существует такой образ, такая динамика отношений, когда мы огрызаемся и каждый сказанный совет, замечание воспринимаются в штыки, когда родители не формируются сами, не продолжают развиваться как личность, а находятся в позиции « Я – единственный, кто прав», то естественным образом у ребёнка, который больше всего на свете хочет подражать взрослым, будет пример того, что взрослые никого не слушают, они поступают так как считают нужным. «А зачем я должен кого – то слушать? Я тоже хочу никого не слушать, я буду как взрослый, я буду делать так, как мне кажется правильным, ведь я не вижу примера, как мама слушает папу или папа прислушивается к маме».

Дети будут фактически полностью повторять за нами, что они видят по отношению к друзьям, к соседям, друг к другу, к бабушкам, к дедушкам. Это является основной причиной и основным образом, который мы можем дать детям, в надежде, что они тоже будут прислушиваться к нам, будут не перебивать нас и будут способны не только слушать, но и слышать.

Как проверить?

Заподозрив у ребенка проблемы со слухом, важно как можно скорее обратиться к врачу. Несмотря на советы тестировать его на слух в домашних условиях, лечить народными средствами, есть распространенные отопатологии, в которых ответ на вопрос, вернется ли слух, зависит от времени оказания помощи, и время это ограничивается несколькими неделями или даже днями

Если к соответствующему доктору запись, то нужно пойти к педиатру на срочный прием. С жалобами на внезапное снижение слуха отоларинголог примет с пометкой «cito» (срочно) от детского врача вне очереди.

Методов диагностики существует множество. В первую очередь доктору нужно будет исключить воспалительные заболевания органов слуха, а также ЛОР-патологии, при которых теоретически может снижаться слух – отит, аденоидит, ушные , патологии барабанной перепонки, инородные предметы в ухе (иногда дети заталкивают в ушки самые разнообразные мелкие детали).

При помощи отоскопа ребенка осматривают прямо при обращении в кабинете. После этого при отсутствии механических или иных объективных причин для снижения слуховой функции ребенку назначается посещение кабинета сурдолога – этот специалист оценивает степень потери слуха, проводит тональную аудиометрию. Это исследование показывает не только степень утраты, но и характер потери. Детям до 3-4 лет проводят игровую тональную аудиометрию.

Детям старше 4 лет проводят дополнительно исследование восприятия шепотной и разговорной речью – если малыш не слышит обращенных шепотом слов с 6 метров, переспрашивает или не реагирует на них, определяют порог слышимости (с какого расстояния он их все-таки улавливает и различает). При подозрении на повреждение слухового нерва отправляют малыша на прием к детскому неврологу.

Среди исследований назначают не только аудиометрию, но и тимпанометрию (исследование подвижности барабанной перепонки и состояния среднего уха), рентгенографию височных костей. Только после этого можно говорить о точных причинах снижения слуха и возможных прогнозах на будущее.

Отношения на равных

Отношения по – дружески, без передачи каких – то негативных эмоций, а с уважением. Иначе послушание приходит через страх и, конечно же ни о каком уважении, ни о каком желании в дальнейшем поинтересоваться, что считает родитель, речь не идёт.

Завышенные ожидания

У многих родителей есть ожидание, что дети должны слушаться сами по себе, от того что они дети. В любой момент, в любой ситуации, в любом состоянии, как только я решил тебя поучить, как только я решил тебе рассказать, что такое  «хорошо», а что такое «плохо» – ты должен быть готовым меня выслушать.

При этом мы часто не учитываем, что для того чтобы мы могли донести информацию ребенку, нам очень важно учитывать время, место и обстоятельства. И для детей это тоже важно

У ребёнка тоже может быть плохое настроение, он может болеть, он может придти со школы и только сейчас переживать какой-то огромный экзамен, или испытывать стресс в отношениях, или сейчас может произойти какой-то скандал на какой-то почве, он может хотеть чего-то очень сильно, испытывать негативные эмоции. И явно, что сейчас он не настроен, для того чтобы раскрыться, внимательно нас послушать, воспринять нашу информацию спокойно и что – то изменить. И тогда нам родителям нужно уметь брать паузу.

Когда мы не отказываемся от своей позиции, но мы даём возможность человеку получить необходимое состояние, успокоиться и успокоиться самим – привести в порядок “время”, “место”, “обстоятельства” для того чтобы мы были услышаны.

Ничего страшного нет, если будет какая-то ситуация и мы оставим её сейчас такой какая она есть на более лучшее время.

Мы можем начать разговор с того, какие у нас хорошие отношения и подготовить время, место и обстоятельства, сказать что – то приятное, начать разговор в форме совета, спросить его мнения.

Если ребёнок совсем маленький, то здесь нет места нравоучениям, мы просто говорим чёткими фразами, о том, что так нельзя. Нужно, чтобы у ребёнка возникла ценность отношений, только через ценность у ребёнка может возникнуть готовность воспринимать информацию.

Очень важно понимать, что какими мы бы не были хорошими, какая бы не была выстроена гармоничная система взаимоотношений в семье, дети всё равно будут бунтовать, у них будут негативные эмоции, они будут иногда грубить, иногда огрызаться, говорить что – то неприятное. Наша задача в этот момент – это не впадать в панику, а верить, что ваш ребёнок хороший и прекрасный человек и показать пример, как выходить из таких ситуаций

В этот момент и происходит процесс образования, когда ребёнок меняет своё отношение, когда он слышит и понимает нас. Для того чтобы так себя повести, нужно выйти из авторитарной позиции, позиции, что ты снизу, а я сверху. Нужно войти в позицию, что я помогаю тебе и желаю только добра

Нужно не забывать, что в любом конфликте важно понимать, для чего ты хочешь сейчас сказать те или иные вещи, чего ты хочешь добиться. Наша задача, как старшего найти ключ к младшему

Наконец Паша стал понимать, что говорили учителя

– Как решать проблему детей с нарушением обработки слуховой информации и с нарушением фонематического слуха?

– Стивен Порджес, исследователь в области нейронаук, в научной статье говорит о гиперчувствительности к звуку у детей с аутизмом, а также о слуховой терапии для уменьшения звуковой гиперчувствительности у детей с расстройством аутистического спектра. Поскольку гиперчувствительность к звуку есть у детей с нарушениями обработки слуховой информации, то данный метод можно применять и у них.

В основе метода лежат «нейроупражнения» с использованием акустической стимуляции и нервной регуляции мышц среднего уха. Метод использует специфические для понимания речи частоты. По сути, на этом принципе организованы разные слуховые терапии.

Часть из них стремится к «слушанию» высоких частот, потому что именно так происходит тренировка мозга. Так, метод Томатиса основан на использовании прибора, который является идеальной моделью человеческого уха. Сама терапия заключается в микрогимнастике мышц среднего уха (своеобразном тренинге). От напряжения этих мышц в финале будет зависеть работа мозга. Мы как бы учим «ухо=мозг» работать, взаимодействовать, «открываем» ухо для понимания речи. Но прибор многофункционален.

За счет программы, в которой используются разные диски (файлы), тренируется слуховое внимание, его концентрация, слуховая память, фонематический слух, у маленьких детей – усидчивость. Но нужно помнить, что терапия должна проводиться на качественном приборе с использованием аналогового звука

Мы используем аппарат «Бессон» швейцарского производства.

Звуковое воздействие производится с помощью специального устройства – электронного уха. Через наушники ребенок прослушивает определенные диски с записью классической музыки, григорианского пения. Обычные сигналы сочетаются с высоко- и низкочастотными. Для развития коры головного мозга необходимо слушать высокие частоты. Происходит зарядка мышц уха и коры головного мозга.

– Есть мнение, что это метод с недоказанной эффективностью.

– Этот метод входит в группу В по уровню доказательной базы – условно одобрены. Наш центр ведет свою статистику. Оценочный анализ разных психических функций свидетельствует о положительных результатах и очень хорошей динамике. А если удается провести аудиотесты, то картина еще более впечатляющая.

Особенно интересно узнать мнение школьников, которые сами могут рассказать о результативности. Так, например, Паша в 14 лет после двух этапов метода Томатиса рассказал мне о том, что стал наконец-то «слышать» голос, до конца понимать то, о чем говорили учителя по истории и английскому. Я спросила, что с их речью было не то. Высоко говорили. То есть Паша плохо воспринимал именно высокие частоты. Знаете, есть такие верещащие женские голоса, вот их трудно слушать. При этом Паша был обычным ребенком, который учился в гимназии на «4» и «5», но прикладывал много усилий в обучении.

Ребёнку должно быть интересно

В независимости от того, что сказали папа или мама, ребёнок должен уже смотреть, открыв рот. Мы должны найти с ребёнком общие темы. От нас не должна быть только критика и замечания, иначе наши слова станут для него просто фоном, когда мы будем говорить, чтобы просто сказать

Важно посмотреть, общаюсь ли я сейчас с ребёнком на темы для его возраста. Нельзя говорить лишь на абстрактные темы, это нельзя назвать полноценным общением

Общение происходит, когда мы раскрываем друг другу что – то важное и ценное. Важна искренность и честность. Только создав такую атмосферу, мы сможем получить желаемый результат.

Достаточно, чтобы один член семьи стал себя так вести, потому что хорошее всегда что – то притягивает. Если нам понравится та роль человека, который не хамит и не грубит, то наши дети будут больше слушать и слышать нас. В нашей семье будет больше мира и счастья.

Зрительный контакт

Арт-терапия беременных – способ пробудить отцовские чувства

Психологи утверждают, что заботливыми папами не рождаются, ими становятся тогда, когда мужчина активно участвует в жизни своего ребенка. Поэтому как можно раньше приобщайте его к процессу ухода за малышом

Внимание маленького ребенка одноканальное. Мозг крохи способен концентрируется только на одной конкретной задаче

Малыш просто не обратит внимания на то, что не является его основной деятельностью в данный момент.

Наверняка многие родители замечали, что бесполезно что-то просить у ребенка, когда он увлеченно строит шалаш из стульев или перелистывает страницы любимой книги.

Решение

Прежде чем просить о чем-то ребенка, переключите его внимание на себя. Есть несколько способов:

  • присесть рядом и посмотреть в глаза;
  • прикоснуться к малышу.

Когда ребенок отвлекся от своих занятий, можно начинать разговор. Будет лучше, если Вы обратитесь к крохе по имени: «Маша, послушай меня», «Андрей, посмотри на меня». Если ребенок старше 3,5 лет, можно просить его повторить просьбу, так малыш быстрее выполнит задание.

Признаки нарушений

Поскольку нарушения слуха бывают врожденными и приобретенными, контролировать слуховую функцию у чада важно в любом возрасте. Внимательные родители легко заметят, что ребенок стал плохо слышать

Конкретные тревожные симптомы зависят от возраста малыша.

У грудных детей снижение слуха определить сложнее всего, поскольку они еще не говорят. Но хорошо слышащие младенцы с трехмесячного возраста реагируют на новые, особенно громкие звуки – они пытаются обнаружить источник звуков глазами, поворотами головы. Неожиданные звуки заставляют крох вздрагивать, рефлекторно вскидывать ручки и ножки.

Если ребенок по результатам медицинских осмотров в роддоме и поликлинике успешно прошел аудиотестирование, это еще не значит, что патология не проявится позднее.

У детей более старшего возраста тревожные признаки ухудшения слуховой функции проявляются в отсутствии быстрой реакции на обращенные слова, замечания. Конечно, все зависит от степени потери слуха, но в целом дети начинают часто переспрашивать, уточнять. Ребенок напряжен, он вглядывается в губы собеседника, чтобы не пропустить сказанное. Ребенок может жаловаться на странный шум в ушках, не реагировать на слова, произнесенные с нормальной разговорной громкостью или шепотом.

Поскольку состояние слуха напрямую отражается на речи, то дети, которые по каким-то причинам стали хуже воспринимать звуковую информацию, начинают говорить в более медленном темпе, а также часто прибавляют громкость телевизора, если там идет что-то им весьма интересное. Ребенок может теребить уши, а также оттопыривать ушные раковины, оттягивать их, пытаясь уловить звуки.

Почему ребенку и взрослому так сложно услышать друг друга в момент инцидента?

Чтобы это понять, давайте вкратце посмотрим, как устроен наш мозг и какие его части задействованы в момент инцидента. Инцидентом мы будем называть любое событие, действие или бездействие извне, которое вызвало у ребенка бурные эмоции.

Это очень упрощенная схема, но на ней видно, насколько на разных полюсах находится ребенок, которого захватили эмоции, и взрослый, пытающийся в это время достучаться до ребенка.

Что делать?Выходит, что для того, чтобы ребенок услышал взрослого, им нужно «встретиться» в одном общем месте мозга. Иначе достучаться друг до друга “с разных континентов” будет очень сложно.

Что может помочь ребенку через какое-то время почувствовать себя более спокойно?

Эмоции стремятся к выражению. Взрослый может запрещать или ограничивать какие-то действия, может устанавливать правила поведения. Но не может запретить ребенку чувствовать то, что он чувствует. 

Испытывать эмоции – это нормально. Выражать их – это тоже нормально. Поэтому ребенку будет проще, если взрослый сам не «развалится» от детской эмоциональности и найдет в себе силы как-то показать, что «То, что ты испытываешь, – это нормально. Я с тобой рядом. Я могу устанавливать правила поведения. Но я все равно на твоей стороне. Все в порядке».

Может быть, это будут слова, а может быть, стоит взять ребенка на руки или просто побыть рядом, если он на руки не идет. Без осуждения, попыток успокоить или вразумить. Просто спокойное присутствие в общем пространстве, которое даст ребенку ощущение, что он не один, что все, что происходит, – нормально, что он в безопасности и может дать выход своим эмоциям.

Если ребенок плачет – это очень хороший выход для эмоций и природный инструмент для адаптации к ситуации. А взрослый здесь остается Взрослым.

Если взрослый не сдержался – тоже бывает. Грозовые тучи пришли и ушли, дальше светит солнце. Это как явление природы, мы не можем им управлять, но как только оно проходит, мы возвращаемся к прежней жизни. Так и ребенку очень поможет, если взрослый по мере возможности возьмет себя в руки и покажет, что все в порядке, ты снова можешь на меня положиться. Не из чувства вины или стыда, не со стиснутыми зубами, а правда – потому что бывает. Бывает и проходит.

Если все-таки очень хочется обсудить с ребенком произошедшее, то лучше это сделать позже. Сначала подождать пока улягутся все эмоции, вернуть отношения в прежнее безопасное русло. Вообще, во многих ситуациях дети сами прекрасно умеют делать выводы, если дать им для этого пространство и возможность.

Но если все-таки хочется поговорить, то сначала убедитесь, что ребенок вас слушает и слышит, смотрит на вас, понимает вас, не находится в состоянии сопротивления и снова готов идти за вами как за надежным и безопасным взрослым. Есть контакт.

Не стоит забывать, что даже при видимой внешней зрелости ребенку может оказаться сложно уравновешивать свои чувства в силу возраста и эмоциональной незрелости. Поможет, опять же, терпение и понимание со стороны взрослого.

Однако мы можем создать поддерживающую и принимающую среду, где эти процессы будут проходить быстрее и легче.

Чувство стыда, манипуляции ценным и важным для ребенка, методы разделяющей дисциплины, тайм-ауты, желание сделать ребенка удобным для общества слишком рано тормозят этот процесс.

Здоровые границы и рамки поведения, принятие эмоций, объятия, общение, физический и эмоциональный контакт, одним словом, отношения, в которых взрослый на стороне ребенка, в которых ребенок может безопасно зависеть от взрослого, хочет зависеть и хочет идти ЗА взрослым, создают благодатную почву для эмоционального и психологического взросления.

Как сказал писатель Александер ден Хейер (Alexander den Heijer):

Я бы добавила, что мы еще даем время набрать цветку силу и созреть в подходящей среде.

Юлия Варлакова

Фото: photogenica.ru

Дорогие читатели! Предлагаем вам прочесть и другие статьи, чтобы лучше понять природу маленьких детей.

Одна мама говорила, что живет как будто среди глухих

– Какие проблемы со слухом могут возникать у детей?

– Буквально со слухом проблемы часто не связаны. Но у 5-7% детей школьного возраста отмечаются нарушения обработки слуховой информации. Они не могут обрабатывать информацию так, как это делают обычные дети – выглядит это так, как будто они нас не слышат или слышат через шумовую толщу, прислушиваются или игнорируют. Иногда ребенку нужно видеть нас, чтобы расшифровать нашу речь.

– А из-за чего так происходит?

Пока ученому сообществу неизвестно, что именно влияет на мозг человека, лишая его возможности различать информацию с помощью органов слуха. Хотя иногда врачи относят проблемы обработки слуховой информации к синдрому дефицита внимания и гиперактивности. Я не сторонник таких обобщений, но тем не менее стоит говорить и о детях с СДВГ, так как именно у них часто отмечается высокая костная проводимость.

– Как это может мешать ребенку в жизни?

– Любой шум может нарушить привычный ход жизни, событий. Ребенок, сидя в классе, слышит, что происходит в конце длинного коридора, или треск экрана компьютера в соседней комнате. В классе, где учатся тридцать человек, шумят все и всё. Шумят падающие линейки, карандаши, шуршат листы.

Все эти звуки не просто мешают ребенку, а забирают всё его внимание, не дают возможности сосредоточиться. При этом, например, я целый день нахожусь в кабинете, где работает компрессор в аквариуме, который выдувает воздух, – для меня такой шум не является проблемой

Также ребенок с нарушением обработки слуховой информации без визуального подкрепления может не начать работу в классе. Некоторым детям нужно видеть лицо, губы взрослого, тогда только он начнет говорить. Таким детям нужно многократное повторение инструкции, важных моментов урока, при переходе к новому заданию, виду деятельности нужно сделать дополнительный акцент и получить обратную связь, чтобы ребенок услышал вас и понял.

Одна мама мне говорила, что живет как будто среди глухих. У нее два сына и муж. Ей приходится их звать по нескольку раз, повторять просьбы. «Я понимаю, что ребенок слышит меня, если я поймала его взгляд или он повернулся ко мне, когда я его зову», – говорила она мне.

Дети с нарушениями обработки слуховой информации чаще других делают пометки на полях, визуализируют то, что говорит учитель.

Таким детям трудно с учителями, которые как говорящие головы, потому что они редко используют визуальные подсказки, схемы, рисунки, а этим детям они необходимы как воздух. В школах как раз таких учителей, которые любят больше говорить, чем опираться на визуализацию, большинство. Среди учителей больше женщин, которые чаще мало пишут, дают мало схем, мало визуальных подсказок, да еще и говорят высокими тонкими голосами.

– Куда обращаться, если у ребенка подобные проблемы?

Обозначить эти проблемы может грамотный невролог, который подскажет, какое именно обследование нужно сделать ребенку, к какому специалисту обратиться дальше.

Он может направить к специалисту по сенсорной интеграции, логопеду, психологу или нейропсихологу. Возможно, ребенку понадобится отоларинголог или отоларинголог-сурдолог.

Ольга Азова. Фото: Анна Данилова

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий

Adblock
detector