Уроки из реальной жизни: Я чуть не угробила своего ребенка!

Тяжёлое решение

Ночью, когда дети уснули, мы с мужем снова принялись за разговор. Длился он до 2 часов ночи. Наконец, мы пришли к выводу, что мальчика нужно вернуть в детский дом. Признаюсь, что я давно об этом думала, но надеялась, что всё наладится.

Вова будто слышал наш разговор, так как несколько месяцев ничего не происходило – никаких жалоб от родителей, никаких побоев, плохих слов, проявления агрессии к сестре. Мы уже стали привыкать к этому, пока в один прекрасный день не узнали о том, что из нашей квартиры пропали деньги. Замечена кража была тогда, когда мой муж решил положить в «домашний банк» несколько тысяч, а после – пересчитать всю сумму. Не хватало почти 30 тысяч.

Вова в это время вернулся с улицы. На вопрос о том, где деньги, он ответил: «У Кристиночки своей спросите. Я здесь не при чём».

Дочь смотрела на нас квадратными глазами. Мы поняли, что совершили ошибку, обвиняя Кристину в воровстве.

Я зашла в комнату Вовы и ударила его по щеке. Мальчик взвизгнул, но даже слезинки не пустил. На вопрос: «Зачем взял?», он ответил: «Надо было мне и взял, ещё заработаешь». В порыве злости я сказала, что завтра он уедет в интернат. Вова не поверил, так как оставался безразличным. А, может, ему было всё равно.

Утром я отправилась в приют. Там мы вместе с директором подняли все архивы и выяснили, что отец Вовы сидел за тройное убийство. Также я узнала, что в его роду были шизофреники. Но дело было не в этом. Я твёрдо решила, что больше так не могу. И снова бумажная волокита.

Когда Вова уехал в приют, лицо его даже не вздрогнуло. Я на секундочку подумала, что он вернётся, заплачет, попросит меня и отца простить его и оставить дома. Но нет – никакой реакции. Ноль.

После ухода Вовы снова была депрессия, от меня будто оторвали частичку, но я понимала, что нужно жить дальше, тем более, что у меня растёт прекрасная, добрая дочь, которой нужна поддержка родителей.

Сейчас Вове 11 лет. Мы по-прежнему приезжаем к нему, привозим подарки, помогаем деньгами. Мальчик забирает их и не говорит ни слова. Зато он может позвонить в любую минуту и попросить что-либо, будто я какая-то бесплатная доставка. Но, несмотря на это, я стараюсь делать для него всё, что он попросит. Может, я таким образом искупляю перед ним свою вину?

Знаю, что многие осудят меня за такой поступок, но я тоже не железная. Ведь мальчик чуть не разрушил мою семью. Теперь я раз в полгода посещаю психотерапевта, Кристина до сих пор не желает слышать о Вове. Девочка вздрагивает при звоне телефона. Она боится брать трубку.

И почему такая несправедливость? Кто-то берёт деток из приюта ради забавы, возвращая их через несколько месяцев, кто-то – чтобы не было скучно, а кто-то – чтобы отвлечься от горя, смерти близкого человека. Я взяла ребёнка, чтобы любить его, как родного, открыла для него сердце, душу, доверила самое сокровенное, впустила в свою семью, но, к сожалению, так и не дождалась взаимности.

Влияние Вовы на отношения в нашей семье

После случая с избиением мальчика у меня опустились руки, развилась депрессия. Далее последовало обращение к психотерапевту. И если бы не доктор, то не знаю, чтобы со мной случилось.

С мужем мы ругались каждый день. Однажды супруг в момент конфликта оделся и ушёл. Внутри меня боролись ненависть и любовь к Вове. С одной стороны, я понимала, что это мой сын, ему нужно помочь, а с другой осознавала, что он может совершить ещё более тяжкое преступление.

Что касается поведения моего ребёнка – оно не менялось. В нём по-прежнему не было сочувствия, жалости, сострадания. Он был жесток, практически никогда не улыбался. Вова предпочитал какие-то злые игры – с оружием и обязательно с ранениями и убийствами.

Я позвонила супругу, который проживал у сестры, попросила вернуться и всё обсудить, ведь вершится судьба нашей семьи. Он пришёл, и мы вместе начали плакать. Первое, что я спросила, это: «Что происходит, мы же никогда с тобой не ссорились?».

В этот момент в комнату вошёл Вова. Он увидел отца и даже не сказал «привет». Ему было всё равно, что папы 2 дня не было дома.

Вечером мы все собрались за ужином, когда внезапно раздался звонок. Звонила мама мальчика, с которым Вова часто играл во дворе. Она сообщила, что мой сын толкнул его, и он ударился головой о скамейку. На мой вопрос о том, почему она позвонила только сейчас, женщина ответила, что сын боялся говорить об этом. Сначала он объяснил, что ударился сам, а затем признался, что это был Вова. Он угрожал мальчику и говорил, что зарежет, если тот что-то скажет взрослым.

Я не выдержала. Подошла и ударила Вову по щеке. Сын начал истерить и кричать, что он нас ненавидит. Я сказала ему, что, если он не прекратит так себя вести, мы отдадим его обратно в детдом.

Словом, от Вовы мы никогда не скрывали, что он из приюта. Я всегда говорила, что есть детки, которые рождаются из животика и те, кто появляется из сердца. Так вот, именно он и был рождён из сердца. Но мальчик этому не придавал значения.

И снова безразличие. Как же это страшно и больно, когда ребёнку всё равно, когда он не испытывает любовь к близким, а ощущает только гнев и ненависть.

Мама – тоже человек!

Если в доме нет денег на мясо, мы едим, наконец, жареную картошку. И никто пока не умер.

Больше нет возможности платить тому, кто будет сопровождать сына до спортивного зала. Он теперь больше гуляет, а в зал вернется тогда, когда научится ездить по городу самостоятельно.

Если не хватает средств на кино или парк аттракционов, мы устраиваем праздник дома и радуемся больше, чем в кино. У нас появились традиции: пижамная вечеринка в середине лета, например. Готовимся к ней весь день: колдуем на кухне, украшаем квартиру, репетируем ритуальные танцы. Не снимая пижам с самого утра. Телефоны выключаются. Телевизор – тоже. Не говоря уже об интернете… В программе еще мыльные пузыри, игра в «Крокодила» и обнимашки. Весь день снимается на фотоаппарат, чтобы потом сделать ролик. Честное слово, это прямо как второй Новый год!

А еще я запустила собственный проект «Мама – тоже человек!».

Маме нужно время, чтобы следить за собой, поэтому время от времени объявляется операция «Мама в доме – для красоты». Маски, ванна, маникюр – святое, в это время маму не трогаем. После такого дня в честь красивой мамы у нас обязательный парад. Попробуйте, это очень смешно, когда вся семья рисует себе лица аквагримом, надувает шарики и марширует по квартире, трубя в дудки и выкрикивая лозунги типа: «Да здравствует мама, самая красивая мама на свете! Да здравствует Ваня, который не мешал маме делать маникюр! Да здравствует Аня, которая помыла посуду! УРРРРАААААААА!!!!»

Мама должна встречаться с друзьями так же, как дети, поэтому иногда она имеет право выходить в кафе и в гости. В это время остаемся дома и звоним, только если кому-то грозит опасность.

Мама должна быть умной и образованной, поэтому если мама читает, играем в спокойные игры.

Мама должна отдыхать, поэтому в выходной день разговариваем шепотом ровно до той минуты, когда мама проснется сама.

Список время от времени дополняется. Нет, у меня нет бабушек и гувернанток. У нас даже папы нет, так сложилось. Нет, дети живут дома, а не в интернате. Да, я работаю, порой – без выходных. Нет, это не просто, я долго привыкала. Да, у меня случаются срывы. Но я перестала ругать себя за них.

Да, я устаю как лошадь, иногда плачу, совершаю ошибки. Но я имею на это право!

Мы растем вместе с детьми, а на этом пути ошибки неизбежны. Но нет таких ошибок, которые нельзя исправить. Надо только стать чуточку счастливее. Надеть кислородную маску. А для этого освободить себя от того, что мешает, и позволить себе то, чего хочется. И ну ее, эту посуду, даже если завтра приезжает свекровь.

И да. Я научилась закрывать гештальты, видеть, принимать и отпускать. С удовольствием общаюсь с психотерапевтом. Только из зоны комфорта не выхожу, потому что не хочу.

Перекармливание ребенка

Виктория, 22 года:

Моя Сонечка с самого рождения очень любила поесть, постоянно просила грудь, а, если предлагали, с удовольствием брала еще и прикорм. И ей всегда было мало, одной порцией дело никогда не ограничивалось, она могла скушать сразу по 2-3. Меня это немного смущало, но так было здорово, когда она насытится и крепко спит. Пугало одно: когда порция кончалась, Соня закатывала истерики, требуя ещё. Бабушка (моя мама) стала меня «пилить»: «Он не наедается, тебе жалко дать ребёнку побольше? Хватит морить его голодом!».

И я решила, что моей Соне просто нужно больше, чем другим… Чтоб вы понимали, я ее кормила, пока она открывала рот и не засыпала чуть ли не с грудью или ложкой во рту. И искренне не понимала, почему у ребенка постоянно страшный диатез (сыпало сначала только щечки, а затем ручки, ножки, тельце).

Но однажды случилось страшное – сначала Сонечка не могла три дня покакать. На четвертый – ее животик раздулся, началась рвота. Она бедненькая так мучилась и кричала! А потом была скорая, больница, промывания, капельницы… Как выяснилось, ЖКТ не смог переварить столько еды. Хорошо еще, что все так закончилось, а мог быть заворот кишок… Словом, наука на всю оставшуюся жизнь.

Читаем также: Насильно сыт не будешь: почему нельзя заставлять ребенка есть через силу

Школьный период

Наступило время школы. Мы с мужем были очень рады – в первый раз в первый класс. Очень трогательно, когда мы увидели нашего сына среди школьников – такого взрослого, такого красивого.

На этом радость закончилась. Каждый день мы получали звонки от учителя и родителей. Все жаловались на поведение Вовы. Однажды все мамочки собрались у ворот, чтобы провести со мной беседу. Они поставили условие – либо мальчик меняется, либо они пишут жалобу в прокуратуру.

Всю дорогу я проплакала и ни слова не проронила. Вова, видя мои слёзы, даже не спросил, почему мама расстроилась. Мы с мужем решили отвести его к психиатру. Врач прописал нам лёгкие успокоительные. Препараты принимали каждый день, но они не помогали. Вова постоянно срывал уроки и поднимал руку на одноклассников.

Мы решили перевести его в другую школу, где был кадетский класс. Там Вова познакомился с двумя мальчиками. Они всё время проводили вместе, ходили друг к другу в гости. Мы с мужем подумали, что всё, наконец, наладилось.

Вскоре мне позвонила мама одного из друзей Вовы и сказала, что мой сын заставлял его выкурить сигарету (и это во втором классе). За отказ мальчики побили его палкой. Наверное, несложно догадаться, что главное участие в этом принимал мой сын.

Мы слёзно просили родителей не писать заявление в полицию, обещали перевести Вову в другую школу и не подпускать к их ребёнку. Так и сделали.

Во всем виноваты родители

Марина Солотова

Счастливые дети бывают только у счастливых родителей. Это факт.

В последнее время быть счастливыми становится все труднее и труднее. Ко всем прелестям кризиса, санкций, роста тарифов, повальных кредитов, неуверенности в завтрашнем дне, потока негативной информации, к больной насквозь системе образования, многие мамы получили новый повод для бесконечных комплексов: «Я плохая мать». Дети шагают с крыш, дети кидаются под машины, дети уходят из дома, дети употребляют алкоголь и наркотики, и во всем виноваты родители.

Да, на самом деле, наши дети – только наши, и ответственность за них несем только мы. Но это вовсе не значит, что, прочитав очередной пост в соцсети или очередную статью в СМИ, каждая мама должна все немедленно переложить на себя, поставить себе диагноз и начать заламывать руки.

В этой истории мы очень похожи на своих детей-подростков, которые каждое замечание, каждую даже совсем безобидную оценку воспринимают, выражаясь языком тинейджеров, как наезд. Как претензию, как обвинительный приговор. И, за редким исключением, включаются две основные реакции, обе – на уровне истерики: либо полное отторжение: «Не учите меня жить, специалистов развелось, я лучше знаю, как мне воспитывать своего ребенка!», либо активное самобичевание: «Я урод, угробила ребенка!» И то, и другое – неправильно прежде всего по отношению к себе, потому что это – сугубо отрицательные эмоции, которые становятся поводом и основой для того самого состояния, когда удержать себя в рамках спокойствия и осознанности практически невозможно.

Помните инструкцию, которую мы слышим в самолетах? «В случае разгерметизации салона сначала наденьте маску на себя, затем – на ребенка». Чувство родительской вины – это та самая разгерметизация. И до тех пор, пока оно существует, кислород будет перекрыт и родителям, и ребенку.

Я выспалась, и небо на землю не упало

Я уже слышу: «Легко сказать!» Да, избавление от этого чувства – нелегкий и порой долгий процесс. Но без него не получится стать счастливым. Оно не даст двигаться дальше, правда.

Для меня путь избавления от этого чувства был очень нелегким. Я обошла всех психологов и психотерапевтов в радиусе границ города. Перечитала километры текстов. Каждый из них убедил меня в том, что я не мать, а ехидна, и виновата во всех смертных грехах одновременно.

Меня выгоняли из зоны комфорта (а я пыталась понять, как в нее для начала зайти), призывали закрыть гештальты (как?!), убеждали в необходимости простить собственную маму (за что?!) и учили заклинаниям типа «я вижу тебя, я принимаю тебя, я отпускаю тебя».

Первое спасение пришло в лице моей лучшей подруги, которая позвонила вечером спросить, как у меня дела, и получила полный отчет, прерывающийся рыданиями. Главной проблемой того вечера была грязная посуда, мыть которую не было вообще никаких сил, и гора неглаженого белья. Подруга совершенно спокойно и с откровенным интересом спросила:

– А к тебе что, свекровь утром приезжает?

– Какая свекровь? – спросила я, опешив.

– Вот именно, у тебя даже свекрови нет. Угомонись и ложись спать. Завтра помоешь.

Наутро я поняла, что я выспалась, и небо на землю не упало. А следом пришло понимание еще некоторых вещей. Например, если ребенок утром не хочет в школу, можно сказать: «Ну и не ходи», вместо того, чтобы устраивать танковое сражение…

Как школа убивает таланты детей и создает тысячи неудачников

90% школьников будут не успешными людьми, проживут жизнь неудачников. Наше общество находится под подавляющим гипнозом матрицы и не может понять очевидные истины. Система образования безнадежно устарела. 90% несчастных людей – больше, чем просто МНОГО. Если бы завод минеральных вод выпускал бы 9 из 10 бутылок с грязной водой – руководство точно отправили бы в тюрьму.

Тысячи школ каждый год «производят» людей, которые будут жить не реализовано, одиноко, бедно. Почему это происходит?

Причины сегодняшнего зла нужно искать в прошлом. Современная школа была создана 200 лет назад. Этот институт отвечал определенным нуждам индустриального века. В то время в Англии стремительно развивалось производство.

Появлялись новые фабрики, банки, заводы. Для их обслуживания нужны были миллионы бездумных, послушных исполнителей – своего рода биороботы.

Тогда и была основана система, противоречащая здравому смыслу, природе ребенка, эволюции.

Идеальная программа для создания роботов, которые являются шестерёнками крупного бизнеса.

Мы знаем, что дети очень любят играть. Так обучение происходит в десятки раз быстрее, чем за партой. У детей очень много энергии. Они любят смеяться, бегать, прыгать.

Наша педагогика построена так, чтобы уничтожить индивидуальность, личность, лишить ребенка своего мнения.

Несколько причин, почему школа вредна:

  1. Современная наука доказала, что ребенок эффективно учится, только когда ошибается. Школа делает все, чтобы выработать в детях страх перед ошибками. За неверные ответы наказывают, ставят двойку. В будущем эти несчастные люди боятся пробовать новое, экспериментировать, делать ошибки.
  2. В задачах есть только 2 ответа – правильный и неверный. Таким образом, дети начинают видеть мир плоским. У многих задач, на самом деле, могут быть тысячи правильных решений.
  3. У детей нет времени думать. Современный процесс обучения построен так, что, ребенок постоянно загружен тупой бессмысленной работой. Раньше, во времена расцвета философии, учитель приводил учеников на берег реки и давал задание думать. Они могли несколько дней спорить, размышлять. Только размышляя в тишине, мы можем развивать свой ум.
  4. Современная школа убивает один из врожденных инстинктов – стремление к познаниям. Леонардо да Винчи не учился в школе. Только благодаря этому он смог развить и сохранить жажду к познаниям. Он всю жизнь делал гениальные открытия, оставаясь учеником. Изобретения да Винчи на 500 лет обогнали время. Большинство студентов, получив дипломы, навсегда прекращают учиться. Они ненавидят этот процесс. На всю жизнь остаются духовными инвалидами.
  5. Все знания, которые даются в школе с насилием и унижением личности за 11 лет, могут уместиться на пяти долларовом чипе, они ничего не стоят. Мир стремительно развивается. Информация устаревает и становится бесполезной. Ценно лишь умение самообучаться, чему как раз и не учат.

Большинство людей уже не ездят на ослах, никто не пользуется голубиной почтой. Реальность изменилась. Осталась прежней только феодально-индустриальная система образования.

Дорогие дедушки и бабушки, мамы и папы, если у кого-то есть возможность перевести ребенка на внешкольное образование – подарите чаду счастливую жизнь, не задумываясь, забирайте его из школы.

Большего зла, чем школа и представить трудно. Критикуя школьное образование, я ни в коем случае не хочу обидеть людей-исключений, педагогов от Бога. У них даже в этом школьном аду хватает мужества и любви к детям, давать им знания, вдохновлять на будущие свершения. Но это, к сожалению исключения, которые только подчеркивают правило.

Дорогие друзья, развивайте в себе осознанность, любознательность.

Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

274

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти

Две недели на бардак

Спустя несколько дней дочь пришла из школы в слезах, потому что получила двойку за контрольную. Контрольную (ровно ту, которую она писала в школе, с теми же цифрами) мы накануне прорешали дома, потратив на это 3 часа. Точно как в анекдоте: «Учили уроки. Мать охрипла. Дети оглохли. Соседи выучили наизусть. Хомяк пересказал». Моя девочка плакала так горько, что я вынуждена была сказать себе: «Стоп, Марина. А зачем психической тебе психическая отличница?» С того дня я перестала контролировать оценки и процесс выполнения домашних заданий.

В тот же день вечером я услышала, как ссорятся дети. Впервые не успела немедленно рвануть разбираться – блин на сковородке горел, надо было его снять и залить новый. Вот сколько времени уходит на то, чтобы снять блин и залить новый? Ровно столько его и ушло на то, чтобы дети разобрались и успокоились сами. Теперь я сняла с себя ответственность за детские ссоры и поняла, что дышать стало легче.

Продолжал напрягать беспорядок в квартире. Точнее, превращение порядка в беспорядок в течение двух минут и последующие за этим 2 часа уговоров, требований, просьб и скандалов с детьми с целью сделать, как должно быть (кому должно?). Обнаглев под воздействием отсутствия свекрови окончательно, я сказала себе и детям: «Всё, я прекращаю делать уборку. Вообще. В гости никого не зовем».

Те 2 недели надо было выдержать. В какой-то момент мне показалось, что свекровь – не самая большая проблема. Если бы в те дни к нам зашли сотрудники опеки, с большой долей вероятности я осталась бы без детей.

С тех самых пор проблемы с порядком в квартире нет. А если есть, то я сразу вспоминаю про то, что у меня нет свекрови.

Фото: shutterstock

Потом я задумалась над тем, за что комплекс «яплохаямать» гложет меня особенно активно. Уверена – сейчас под мои знамена встанет каждая вторая мать. За то, что я кричу на детей. По любому поводу. Громко и с надрывом. А потом всю ночь ругаю себя за это и обещаю «больше никогда». И я решила: Больше Никогда. Даже если они… Ну, в общем, никогда, и все.

У меня был опыт отказа от курения. Так вот, доложу я вам: бросить курить легче, чем бросить кричать на детей. Но если взять себя в руки, то можно. Я поняла, что сама не смогу, и обратилась за помощью к детям. Мы придумали знак: до невозможности смешную рожу, которую дети начинали корчить, как только я набирала в грудь воздуха. Результаты я заметила через несколько дней: оказывается, они понимают спокойный тон гораздо лучше, чем повышенный. Оказывается, что интонация работает гораздо эффективнее, чем децибелы.

Начало кошмара

Проблемы начались, когда Вовчику исполнилось 4 годика, и мы отвели его в детский сад. В первый день он побил девочку, причём, со всей жестокостью. По рассказам нянечки и воспитательницы, когда они вошли в комнату, мой сын бил лежащую на полу Машу ногами.

После этого последовали звонки от родителей девочки с угрозами. Мы не переставали извиняться, купили Маше мольберт, несколько интересных энциклопедий и игрушек. К счастью, с девочкой всё оказалось хорошо.

Позже мы выяснили, что конфликт произошёл из-за игрушки, которую мой сын настойчиво не хотел отдавать. С Вовой каждый день проводился разговор. Мы спокойно объясняли мальчику, что так поступать нельзя.

Несколько недель всё было нормально, пока, по приходу в детский сад, мы не узнали, что Вова изрисовал фломастерами мальчику всё тело и лицо. Дальше было засовывание песка в рот девочке, толкание, подножки. А одного мальчика он ударил по голове машинкой во время игры в песочнице.

Моё терпение лопнуло, когда, по приходу в детский сад, воспитательница сказала мне, что он во время занятий снял штаны и стал трогать себя при всех. При этом, видя, что дети смеются, начал танцевать, прыгать и кричать.

Первое, что я сделала, – отвела Вову к психологу. Он сказал, что мальчику не хватает внимания со стороны родителей. Я решила оставить работу (трудилась я на дому – писала статьи для местной газеты) и заняться ребёнком вплотную. Мы много гуляли, проводили время вместе. Когда Вовчику исполнилось 5, я отвела его в подготовительную школу. Параллельно мы ходили на шахматы и плавание.

Всё было хорошо, я подумала, что жизнь наладилась. Но нет. Мы с мужем стали замечать, что Кристина ведёт себя странно. На наши вопросы она не отвечала, постоянно избегала разговора.

Чтобы наладить общение, я отвела её в любимое кафе. Мы были там вдвоём. Я спросила у Кристины, как её дела. Девочка тут же расплакалась. Я подсела к ней и прошептала: «Не бойся, я с тобой, расскажи, что случилось». Такого ответа я никак не ожидала. Оказывается, Вова запугал её. Он каждый день твердил, что лучше бы она не рождалась. Сын также не забывал при каждом удобном случае говорить, что родители Кристину не любят и хотят отдать её в детский дом.

Моей злости не было предела. Я пришла домой и начала кричать на Вову. Я в тот момент ждала, что мальчик хотя бы расплачется. В ответ он скорчил злую физиономию и кинул в сторону Кристины: «Я тебя убью».

Мы с мужем решили наказать Вову – запретили смотреть мультики, лишили любимых игрушек. Казалось, что сын раскаялся в своих поступках. И снова затишье – перед бурей.

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий

Adblock
detector